Боги войны из Челябинска. Моряки

Боги войны из Челябинска. Моряки

26 апреля 2019, 17:32ОбществоРоман ГрибановPhoto: Евгений Клавдиенко
Расположенный в сердце Евразии Челябинск ближе к морю, чем вы думаете. Не всё в жизни измеряется километрами. Южноуральцы в клешах и тельняшках совершили в годы войны столько подвигов, что Челябинском гордятся и Черное с Балтийским моря, и Тихий океан.

Поработали на преумножение морской славы и труженики тыла, собрав средства на строительство двух подводных лодок – М-105 «Челябинский комсомолец» и М-106 «Ленинский комсомолец». А еще в Нязепетровске и Бердяуше в 1941 году были сформированы две бригады морской пехоты, прибывавший из Тихоокеанского флота личный состав обучали и благословляли в бой в Челябинской области. И морпехи, оттолкнувшись ногой от Урала, не подвели.

Из нашего региона вышло 11 моряков – Героев Советского Союза, и два полных кавалера орденов Славы. Душа у них была морская, а характер – уральский.

Иван Говорухин. Где уральцы – там победа!

За время Великой Отечественной войны наша армия всего один раз высаживала крупный воздушный десант (в 1942 году, под Вязьмой), увы, закончившийся неудачно, но много раз проводила массовые морские десанты, которые завершались эффектными победами. Русская морская пехота, безусловно, этим фактом гордится, а на Урале гордятся тем, что среди бравых морпехов было много ребят из Челябинской области. И один из них – уроженец Варненского района Иван Говорухин.

Иван с детства отличался тягой к технике, поэтому, когда в 1940 году призвался на флот, получил важную задачу – обеспечивать связь. С первых дней войны старшина-радист Говорухин – на фронте, в батальоне морской пехоты Черноморского флота. Дрался уралец отчаянно и умело, чему свидетельством – его две медали: «За Отвагу» и «За боевые заслуги». Мариуполь Иван брал, Таганрог – брал, в 1944 году пришла пора взять Николаев.

Для скорейшего освобождения города от фашистов командование решило провести отвлекающую от основного удара дерзкую операцию – высадить в порту морской десант. Ночью отряд из 55 добровольцев на утлых рыбацких лодках преодолел 15 километров (!) вдоль берега, занятого противником. Было сильное волнение, поэтому воды и еды с собой не брали вообще (лишний вес), да и боеприпасов – по самому минимуму. Незаметно причалив к пирсу, морпехи сняли часовых и заняли круговую оборону в тылу у не ожидавших такого безрассудства немцев. Старшина Говорухин отбил в штаб батальона радиограмму, состоявшую из одного кодового слова – «Меч», то есть, «на месте, начинаем бой». Больше говорить было не о чем, моряки знали – подмоги не будет.

Против горстки смельчаков, вооруженных лишь стрелковым оружием, фашисты двинули три батальона пехоты, танки, артиллерию, минометы и огнеметы. За три дня обороны морпехи отразили 18 атак, уничтожив более 700 врагов. Когда в живых осталось всего 12 черноморцев, Иван Говорухин по рации вызвал огонь на себя. В этот момент в Николаев уже ворвались основные силы армии – город был взят.

Уникальный случай за всю историю Великой Отечественной войны – всем участникам «николаевского десанта» были присвоены звания Героев Советского Союза. Посмертно получил золотую Звезду и уроженец Челябинской области Иван Говорухин.

Photo:pixabay.com

Михаил Грешилов. Бить врага из любого положения

Михаил Грешилов рабочую уральскую закалку прошел на коксохимическом комбинате в Магнитогорске. После пекла коксохима никакие черти уже не страшны. Поэтому Михаил, попав служить на флот, выбрал самую опасную морскую работу – поступил в учебный отряд подводного плавания.

Свежеиспеченный командир встретил войну на Черном море. Экипаж дал себе зарок, преследовать врага днем и ночью, на воде и под водой. В буквальном смысле этих слов. В октябре 41-го подлодка М-35 Михаила Грешилова обнаружила три румынских транспортных судна, но приближаться к ним при свете солнца было опасно, над конвоем барражировали самолеты охраны. Весь день наши подводники выслеживали добычу. Ночью самолеты скрылись, Грешилов для лучшей видимости… дает команду на всплытие, и недоуменные взгляды офицеров: «Командир, мы же подводники!» его не смущают. «Малютка» догоняет транспорты и открывает по ним ураганный артиллерийский огонь, за 20 минут выпустив из палубного 45-миллиметроврого орудия весь имеющийся боезапас. Румыны пустили пузыри… Надводная атака подводной лодки, удивительная по своей дерзости и точности, была проведена впервые в истории Черноморского флота. Богат талантами Урал!

А уже на следующий день люди в черном с Грешиловым во главе выходят в очередной боевой поиск. Видимость днём была плохая - туман, моросящий дождь. Тем не менее, шли на перископной глубине, надеясь первыми заметить врага. Ближе к вечеру вахтенный офицер разглядел на горизонте дым. Михаил Грешилов приказал опуститься глубже, приготовить торпедные аппараты и взял курс на цель. Продолжать движение в позиционном положении было опасно, так как ещё недостаточно стемнело, и русскую субмарину могли обнаружить с транспорта или береговых постов. Атаковать было невозможно из-за плохой видимости в перископ. Грешилов принял решение максимально приблизиться к вражескому судну, «Малютка» шла на глубине всего трех метров, иногда опасно касаясь грунта. Ближе. Еще ближе… Огонь! С дистанции винтовочного выстрела в 700 метров (4 кабельтовых) М-35 дает залп из двух носовых торпедных аппаратов и акустик сообщает о взрыве.

После удачной охоты на самой малоразмерной подлодке СССР, уральского моряка переводят на «Щуку». И Щ-215 Михаила Грешилова стала самой результативной подводной лодкой Черноморского флота, а экипаж под командованием нашего земляка удостоен гвардейского звания. Уралец был настоящим хозяином Черного моря, воюя не только возле своих баз, но и ходя походами к турецкому берег. Именно возле пролива Босфор торпедной атакой со Щ-215 был потоплен турецкий транспорт с контрабандным грузом хромовой руды для Германии.

В 1944 году южноуралец получает звезду Героя Советского Союза. По достоинству оценили нашего моряка и союзники. На груди Михаила Грешилова красуется Navy Cross – «Морской крест», это персональная военная награда Военно-морского министерства США. Основанием для награждения Navy Cross служит «проявленный особо выдающийся героизм», в годы Второй мировой лишь 19 иностранных военных получили от американцев такой орден.

Алексей Апрелков. Чуб казачий, душа морская

…Сегодня на людях сказали: «Умрите геройски!» Попробуем - ладно! Увидим, какой оборот. Я только подумал, чужие куря папироски: «Тут кто как сумеет, - мне важно увидеть восход».

Знаменитая песня Владимира Высоцкого «Черные бушлаты» посвящена Керченско-Феодосийскому морскому десанту. Тому самому, в котором принял участие рожденный в казачьей станице Фортштадт Верхнеуральского района Челябинской области краснофлотец Алексей Апрелков. Город русской морской славы Севастополь был уже окружен, и чтобы помочь братишкам, на занятый немцами Керченский полуостров Крыма советское командование решило выбросить десант. На одной из шхун, доставлявших морскую пехоту к берегу Камыш-Бурунской косы был 20-летний Апрелков.

Увидев приближающиеся русские корабли, немцы открыли по ним ураганный огонь береговой артиллерии. Убийственный град свинца вспенил волны Черного моря, но стена огня не остановила наших моряков. Оказалось, что гавань Камыш-Буруна занесена илом, и глубина здесь не превышает полутора метров. Дальше – только вплавь! В ледяной волне (была зима 41-го), при полном вооружении и с грузом боеприпасов, под постоянными ожесточенными очередями немецких пулеметов. Пожалуй, сам Нептун не решился бы на такую опасную атаку, но он был богом моря, а наши парни – боги войны. Алексей Апрелков с друзьями добираются до берега и отбрасывают врага вглубь территории. От ужаса перед «этими железными русскими», вышедшими из морских глубин, гитлеровцы отступают столь стремительно, что бросают всё тяжелое вооружение.

«Если бы противник использовал выгоду создавшегося положения и быстро стал бы преследовать 46-ю пехотную дивизию от Керчи, а также ударил решительно вслед отходившим от Феодосии румынам, то создалась бы обстановка, безнадежная не только для этого вновь возникшего участка… Решалась бы судьба всей 11-й армии» - писал в своих воспоминаниях один из лучших немецких полководцев Второй мировой войны Эрих фон Манштейн. И все это благодаря смелости и решительности десантников, в числе которых отважно сражался Алексей Апрелков. Только огромное превосходство немцев в авиации не позволило морякам окружить и уничтожить врага.

После той операции черноморец Апрелков защищал, а затем освобождал Севастополь, дрался за Одессу и Кавказ, участвовал в зачистке от фашистов портов Румынии и Болгарии. А в мирное время Алексей Васильевич стал подлинным летописцем морской истории Южного Урала. Его перу принадлежат книги, очерки и рассказы о флоте, моряках, морской службе наших земляков.

Photo:pixabay.com

Иван Дмитриев. Не посрамил морской славы Петра Великого

Войну 40-летний уроженец Верхнего Уфалея Иван Дмитриев встретил генералом. В морской бригаде Балтийского флота он командовал артиллерией. Немцы один за другим захватывают города Прибалтики, запирают наш флот в Финском заливе, вплотную приближаются к Ленинграду. Уральского моряка назначают на военно-морскую базу, расположенную на балтийском полуострове Ханко. База прикрывала морские подступы к городу на Неве. И орудия Дмитриева метко били по врагу, задерживая фашистов на день, на два, на драгоценную неделю, давая возможность ленинградцам укрепить оборону.

Генерал и артиллерист не отсиживался в подземных безопасных казематах базы. Наоборот, именно Иван Дмитриев сформировал из защитников Ханко группу морской пехоты, осуществив десант на соседние острова, которые стремились занять союзники гитлеровцев – финны. В отряд Дмитриева вошли 250 человек, только добровольцы, только самые отчаянные и мужественные балтийцы. Вместе со своим командиром моряки называли себя «гангутцами» - ведь Ханко располагался ввиду мыса Гангут, именно здесь Петр Первый в 1714 году одержал победу в морском сражении со шведами. Причем 200 с лишним лет спустя шведы тоже получили от русских моряков хорошего пинка. Дело в том, что в финских военных частях, окруживших Ханко, состояло большое число добровольцев из Швеции – поклонников Адольфа Гитлера. После десантных операций отряда Дмитриева их количество значительно уменьшилось. Ишь, Кемску волость им подавай… Наши моряки захватили 19 островов, прилегающих к полуострову Ханко, и тем самым значительно укрепили позиции защитников военно-морской базы. Финны вынуждены были перейти к обороне. Ленинградцы выиграли еще немного времени.

Во время обороны Ленинграда уральский моряк-артиллерист стал еще и… железнодорожником. Именно на железнодорожные платформы поставил свои орудия Иван Дмитриев и успешно наладил мобильную контрбатарейную борьбу с гитлеровцами. Пушки врага уже не били по блокадному городу безнаказанно.

Победитель шведов и немцев, уралец не зря был награжден орденом Александра Невского. У бившего и немцев, и шведов русского князя в СССР были достойные преемники. А в родном Верхнем Уфалее в честь Ивана Дмитриева назвали улицу.

Photo:pixabay.com

Леонид Миронов. Герой двух флотов

Поработав на Челябинском тракторном заводе, в 1934 году Леонид Миронов был призван на флот. И всё, прощай родной ЧТЗ, ВМФ навсегда. Миронов заканчивает Ленинградское военно-морское училище имени Фрунзе. В июне 1941 года Леонид – командир зенитной батареи на эсминце «Разъярённый». Служить на корабле с таким именем и не рваться в бой – это не по-уральски.

Осенью 42-го четыре эскадренных миноносцев ТОФ совершают беспримерный бросок из Владивостока на базы Северного морского флота. Чтобы бороться с фашистами, нужно было вначале победить непредсказуемую погоду Севморпути. В труднейших условиях полярной осени, в метель и холод, команда моряков под руководством Леонида Миронова на плаву меняет на одном из кораблей гребные винты и «Эскадра особого назначения» (так был зашифрован поход на СФ) в полном составе приходит на помощь североморцам.

Прошли через холод и льды, теперь надо пробиваться через огонь и вражеский свинец. Капитан-лейтенант Миронов и его «Разъяренный» обеспечивают охрану конвоев союзников, доставляющих по ленд-лизу из Великобритании столь нужную Советскому Союзу технику и боеприпасы. 344 корабля конвоя сопроводил экипаж Леонида Миронова из нейтральных вод в порты Белого и Баренцева моря и ни тонны ценного груза не было потеряно. Причем в свободное от защиты транспортников время «Разъяренный» не отдыхал, а дрался.

Поздним октябрьским вечером четыре эсминца (те самые, переведенные с Тихого океана на Северный флот) вышли на коммуникации противника и утреннем тумане, буквально, подкрались к оккупированному фашистами норвежскому порту Вардё. На гитлеровцев в мгновение обрушился вал снарядов, причем немцы долго не могли понять, что произошло. Их зенитки открыли огонь вверх, думая, что из-за низкой облачности на порт пикируют русские бомбардировщики. Через полчаса утоливший свою боевую ярость «Раъяренный» отвернул на норд, оставляя за кормой зарево пожарищ.

В одном из конвоев эсминец Миронова принял на себя удар немецкой торпеды, встал на ремонт, а желавший продолжить бой Леонид вернулся во Владивосток, настал момент доказать Японии, кто главный на Тихом океане. Корабль под командованием Леонида Миронова высаживает десант в корейском порту Сейдзин. Порадовались бы бывшие работники ЧТЗ за своего Лёньку, глядя как он, стоя на капитанском мостике, отдает боевые команды. Миронов лично командовал артиллерией, его корабль встал посреди бухты и гвоздил японцев точным огнем, подавляя пулеметные точки, разрушая укрепления врага и давая возможность десанту занимать траншею за траншеей.

Япония повержена, Сахалин и Курильские острова наши (навечно), а уральский моряк Леонид Миронов был награжден золотой звездой Героя Советского Союза.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter