Если город трещит по швам...
29 февраля 2016, 21:46
Если городская политика и дальше будет направлена исключительно на латание дыр, то вряд ли печальную тенденцию удастся переломить. Такова жизнь.

Последняя зимняя, а точнее первая весенняя неделя отметилась частичным разрушением Челябинска. Именно такое впечатление осталось от бесконечного потока плохих новостей с городских улиц. Про дыры в размытых дорогах, про вывески, которые сносит сосульками. И вот, буквально накануне, еще и про падение рекламного щита прямо на тротуар следствие размыва канализационного коллектора.

Честное слово, на фоне откровенно апокалипсического городского пейзажа, оставленного уже, слава Богу, прошедшей зимой, такое впечатление, будто город трещит по швам. И не просто трещит, а по этим самым швам буквально-таки рассыпается. И это, кстати, не мои слова, а практически добуквенное воспроизведение самого типичного комментария в социальных сетях по поводу этой грустной череды происшествий. Причем острота этих комментариев обусловлена другим подспудным ощущением. А именно ощущением того, что самое веселое (в кавычках) челябинцев на самом деле еще ждет впереди.

Меня, конечно, можно снова обвинить в кликушестве и нагнетании негатива. Равно как и СМИ, которые сообщили обо всех случившихся напастях. И блогеров, которые на все это ожидаемым образом отреагировали. И кого там у нас еще по привычке винят во всех бедах… Но ведь беда еще и в том, что в новостные топы уже попадают преимущественно только те случаи, которые действительно, как говорят, из ряда вон. А вот различные коммунальные аварии, прочие мелкие ЧП в информационной повестке уже примелькались настолько, что остаются практически незамеченными. Хотя их количество давно перешло в качество, и этот разговор – о качестве, а точнее о состоянии городского хозяйства.

Более того, как-то незаметно для себя, мало-помалу, мы привыкаем ко множеству явлений, которые нельзя назвать нормальными в контексте современного мегаполиса. Ведь не зря у приезжих они вызывают настоящую оторопь. Эти ненормальные явления встретишь едва ли не во всех сферах городской жизни, начиная от благоустройства и заканчивая городским транспортом.

Вот не может по центру большого современного города на пассажирском маршруте ездить грязный деревенский пазик, а в Челябинске может, ездит и, похоже, уже мало кого раздражает. Про другие, уже хрестоматийные аномалии вроде неубранного снега и заросших лебедой-крапивой клумб, я уже даже не вспоминаю. Куда важнее то, городу, где к таким аномалиям давно привыкли,  будет все труднее избежать дальнейшей деградации. Это когда как раз ловишь себя на ощущении, что все кругом рушится буквально на глазах. И что все эти случившиеся в течение одной недели провалы, завалы, прорывы, обрывы – это только начало.

***

Печально также то, но ответственные (опять же в кавычках) лица приноровились пускать в ход два дежурных аргумента. Первый о том, что все беды современного Челябинска – это дурное наследство, переданное предшественниками. А второй – о том, что на дворе не только конец зимы или, если хотите, начало весны, но и самый разгар кризиса. А в кризис, извините, сколько денег, столько и песен.

По поводу первого аргумента я уже как-то высказывался. Сетовать на плохое наследство и при этом поголовно оставлять в своей команде тех людей, чьими руками это наследство тщательно и на протяжении многих лет формировалось… Извините, но такая раздвоенность позиции даже с точки зрения управленческой теории выглядит несколько девиантно. А в официальной медицине на этот счет, кажется, даже существует диагноз…

Что касается отсутствия денег, то лично я, будучи произведенным на свет еще при генсеке Брежневе, откровенно не помню ни одного года своей жизни, когда власть бы заявила, что у нее есть деньги. Их нет никогда. Их не было даже в те годы, которые мы сегодня вспоминаем как «тучные». И по прошествии, в том числе, этих «тучных» лет, могу сказать определенно: денег никогда нет на то, что власть по каким-то причинам считает недостаточно важным. И напротив, если речь заходит о чем-то, что власть считает важным, деньги как по волшебству находятся всегда. И попробуйте со мной об этом поспорить.

***

На самом же деле проблема в другом. Представьте замученную жизнью кухарку, у которой все валится из рук и которая пытается разорваться между сбежавшим молоком и убежавшим тестом. Ей уже не до чистоты и не до порядка.  И не до планов на счет новой современной кухни, где все будет по уму, как у людей. Где заниматься стряпней будет легче, приятнее, безопаснее, в конце концов. Такой кухарке не до мечты, не до разговоров о будущем. У нее на повестке – сбежавшее молоко, убежавшее тесто и что-то там еще выпавшее из рук.

Вот сегодня Челябинск, а точнее его нынешняя власть, очень сильно смахивают на такую кухарку. Ведь у нее столько забот, столько дыр, в том числе в самом что ни на есть натуральном виде, и все эти дыры надо успеть заткнуть… Какие там разговоры о современном мегаполисе, о путях его развития, о вызовах и преодолении этих вызовов? Такие разговоры нынешнюю городскую власть сильно раздражают. Такие разговоры для болтунов, а не для опытных профессионалов.

Но если городская политика и дальше будет направлена исключительно на латание дыр, то вряд ли печальную тенденцию удастся переломить. Такова жизнь. И никакие профессионалы городу с их многолетним опытом не помогут. Скорее всего, они просто привычно разведут руками: дескать, это не наша вина, а кризис, предшественники, обстоятельства…

Ровно год назад еще только-только назначенный мэр Тетфелев в интервью мне пообещал, что уже во второй половине 2015 года Челябинск выйдет на принятие стратегии своего развития аж на 30 лет вперед. Сказал, что понимает важность стратегического подхода, в том числе, для решения текущих городских проблем. Но прошел год, а нет не то, что стратегии. Ничего неизвестно даже о начале работы над ее созданием.

Конечно, за полгода сформулировать не пустую, а жизнеспособную стратегию для миллионного города с его многочисленными проблемами и дырами – это настоящая утопия. Но это только лишний раз говорит о том, что такой работой уже давно пора заниматься. Впрочем, город, который трещит и уже не только трещит по швам, говорит об этом гораздо более красноречиво. Лишь бы замученная жизнью кухарка все это, наконец, услышала...