kursdela.biz
«РосРАО» ответило на претензии по рекультивации челябинской свалки: «Это популизм»
4 сентября 2019, 16:14
Город
Екатерина Минеева
«РосРАО» ответило на претензии по рекультивации челябинской свалки: «Это популизм»
Фото: АнтиСМОГ/vk.com
Федеральное государственное унитарное предприятие «РосРАО» предоставило «Курсу дела» подробный официальный комментарий относительно итогов независимой экологической экспертизы проекта рекультивации челябинской свалки, проведенной общественной организацией «НИОЭКА».

На ФГУП раскритиковали общественную экологическую экспертизу и усомнились в ее легитимности.

Как уже рассказывал «Курс дела», межрегиональная общественная организация «Независимый институт общественной экологической экспертизы и аудита» (НИОЭКА) заявила, что рекультивация челябинской свалки ведется по проекту, который не соответствует требованиям законодательства. Эксперты «НИОЭКА» настаивали, что в документации отсутствуют достоверные сведения о морфологическом составе отходов, проектные решения не учитывают их токсичности, технические решения не обоснованы и не обеспечивают безопасности людям и природе. Также эксперты «НИОЭКА» заподозрили «РосРАО» в том, что затраты на реализацию проектных решений завышены и приведут к избыточному расходу бюджетных средств. Однако основной претензией экологов «НИОЭКА» к уже ведущейся рекультивации свалки стало сомнение в том, что более 250 замечаний экспертной комиссии государственной экологической экспертизы, организованной региональным Росприроднадзором были учтены и устранены ФГУП «РосРАО» в полном объеме за период с 17.07.2019 по 07.08.2019 (даты направления замечаний и дата утверждения заключения государственной экологической экспертизы)

Начальник управления по коммуникациям ФГУП «РосРАО» Денис Плещенко сообщил «Курсу дела», что легитимность экспертизы «НИОЭКА» вызывает вопросы.

«Нет никаких сведений о ее регистрации, о передаче на экспертизу проектной документации. По нашей информации, МОО «НИОЭКА» получила отказ в регистрации заявления в связи с несоответствием требованиям Закона об экологической экспертизе. Вызывает недоумение, почему данная экспертиза от 6 августа появилась лишь сегодня? Если говорить о самом заключении, то в нем отсутствуют какие-либо конкретные замечания, ссылки на нормативно-правовые акты с конкретными требованиями»,– заявил Денис Плещенко.

В подтверждение своих слов Плещенко привел несколько примеров. Так, эксперты «НИОЭКА» заявили о том, что в проектной документации отсутствует оценка воздействия в периоды рекультивации и пострекультивации свалки на растительность и представителей животного мира.

«В частности, речь идет о влиянии выбросов загрязняющих веществ при сжигании биогаза (51,236 т/год, в том числе: твердых – 0,441 т/год; жидких и газообразных – 50,795 т/год) в период пострекультивации на растительность и представителей животного мира, особенно орнитофауну. Для прогнозирования безопасности для человека используются ПДК для населенных мест. Вызывает крайнее недоумение абсолютно непрофессиональный подход к постановке вопроса – каким образом возможно прогнозировать такое влияние в отсутствие нормативов качества воздуха для растительности и фауны. Проведение таких расчетов не предусмотрено никакой нормативной документацией», – сообщил Плещенко.

По мнению представителя «РосРАО», это было не единственной ошибкой экспертов «НИОЭКА» – не обосновано и избыточно требование мониторинга донных отложений, а указанный в заключении документ не предназначен для регламентации ПЭК. Аналогично и требование к морфологическому изучению состава отходов.

«В замечаниях говорится о том, что морфологический состав отходов должен быть изучен в ходе инженерно-геологических изысканий с отбором керна и анализом в условиях специализированной лаборатории. В каком нормативно-правовом документе есть такое требование? Ведь предметом экспертизы является соответствие проектной документации законодательству. Авторы заключения ссылаются на какие-то “материалы прошлых лет”, в которых имеются сведения о поступлении на объект в ходе его эксплуатации промышленных отходов разных классов опасности. Это утверждение ничем не обосновано. Подобные требования носят явно популистский характер и не нацелены на реальную оценку воздействия на окружающую среду намечаемой деятельности», –подытожил представитель ФГУП «РосРАО».

Между тем сегодня, telegram- канал «Кремлевский мамковед», чей блог также присутствует на сайте радио «Эхо Москвы», сообщил о том, что в период 1965-1995 годов на территории свалки были захоронены опасные отходы.

«ФГУП «РосРАО», назначенное в качестве единственного исполнителя по рекультивации свалки в Челябинске, разработало руками ООО «Геотехпроект» документацию, которая абсолютно не учитывает специфику захороненных на свалке отходов… от завода «Оргстекла» было захоронено в двух котлованах более 2,5 млн тонн серной кислоты с содержанием бисульфата аммония не менее 45%, там же захоронено более 150 тонн ртути в виде солей и металла и более 150 тыс тонн разной акриловой органики в виде полимеров и смесей изомасляной кислоты, а также более 100-150 тыс. тонн ПВХ- пластиката в смеси с метилметакрилатным оргстеклом. Кислые сернокислотные стоки уже не раз обнаруживались в першинских водоисточниках Челябинской области», – заявил telegram- канал «Кремлевский мамковед» @kremlin_mother_experthttps://tlgrm.ru/channels/@kremlin_mother_expert/15236

Отметим, что это сообщение канал разместил без ссылки на источники информации и проверить данное утверждение невозможно.

Напомним, что изыскания и разработку проекта рекультивации челябинской свалки проводило красноярское проектное бюро «ГеоТехПроект», проектно-сметные работы на сумму 84 млн. рублей были оплачены из бюджетов Челябинска и Челябинской области. 2 сентября «Курс дела» обратился за комментариями к проектантам, однако в бюро попросили время для их подготовки. А уже сегодня, 4 сентября, агрессивно в комментариях отказали.

Как ранее рассказывал «Курс дела», рекультивация свалки в Челябинске будет проводиться в три этапа– подготовительный, технический и биологический. На работы из федерального бюджета будет выделено три миллиарда рублей.